lizard_liza: (interrogative)
Люблю записи репитиций. Всегда радует, что репитиции могут быть такими, а не тем ужасом, что был в нашем камерном и не только в нем.
lizard_liza: (interrogative)
Какую прелесть нашла. Не Малер, конечно, но pretty touching.
lizard_liza: (interrogative)
В последние дни, а может недели мне периодически кажется, что мир вокруг неуловимо, но ощутимо меняется. То избирательно подменяют кого-то из друзей-приятелей, то появляются фантомные воспоминания. Одни из самых ужасных дыр в полотне реальности в этом контексте - это шрёдинбаги, конечно, но к ним вырабатывается иммунитет. Вчера же меня чуть не свело с ума классической радио. Слушала я по привычке музыку XX века. И тут слышу шубертовского Erlkönig с виолончелью. Не буквально, конечно, только фортепианная партия из вступления, но все же. Смотрю дескрипшн - Sonata for Cello & Piano in G minor [S. Prokofiev]. Но у Прокофьева нет сонаты для виолончели в соль миноре. В общем, пока я отчаянно шерстила интернет, переслушала до мажорную сонату и концертино в соль миноре, она и закончиться успела, я решила, что в описании ошиблись, а "Лесной царь" мне померещился. Включаю опять радио, все тот же двадцатый век, и слышу Генделя. Ну, думаю, точно сломалось. Смотрю описание - Concerto for String Quartet and Orchestra (Schoenberg). Как же так, думаю, даже досерийного Шёнберга я могу отличить от Генделя, не говоря уже о додекафонии. Но тут википедия меня спасла от помутнения рассудка.
The Concerto for String Quartet and Orchestra in B-flat is a work by the Austrian composer Arnold Schoenberg, freely composed after the Concerto Grosso Op. 6, No. 7 by George Frideric Handel.
Ну, и к третьей минуте концерта можно уже было не лезть ни в какие источники, а просто слушать.



P.S. Тайна соль минорной сонаты остается нераскрытой.
lizard_liza: (interrogative)
Советская реальность странным образом зацепила разные поколения (подумать только - идеальная фраза, лишенная конкретики, и, стало быть, смысла). В сознании одних моих нынешних преподавателей, концертмейстеров - это была эпоха высокой культуры, не только музыкальной и исполнительской, но и духовной в их понимании, время еженедельных концертов в консерваториях, вечерних библиотек и прослушивания Вагнера на грампластинках в тесных комнатах общежития. В сознании других - эпоха парадоксальная, эпоха больших возможностей получения знаний и обучения сильной школе игры, но при этом несвободы, ограничения личности, подавления индивидуальности, нашедших выражение в гениальной, но такой болезненной музыке композиторов XX века - Шостаковича, Шнитке, Губайдулиной. Речь идет о тех, кому сейчас хотя бы 45. Я не беру в расчёт своих преподавателей с радиофиза, с инженерами всегда одни лишь нолики и единички - кафедра делилась четко на увлеченных лишь наукой скептиков и совершенно безумных стариканов, впадающих в невероятный бред, неофитов эзотерики, которые и точные науки уже преподавать не должны были, не то что вести околофилософские разговоры со студентами. Немного странно, когад поколение 20-летних испытывает ностальгию по той эпохе, которую не застало. Но это, впрочем, объяснимо - это неуловимая романтика ушедшего времени, убежденность, что что-то тогда было лучше, было иным. Это, наверняка, та же ностальгия, что мучила меня в мои 20 по слому девятнадцатого и двадцатого веков - время Кафки, Пруста, Бартока и Мухи.
Но что не так с моим поколением тридцатилетних (плюс-минус пять лет)? Разве не странно было первые пять лет свое жизни наблюдать лишь одни заседания партии на выпуклых экранах теливизоров? Разве не бесило их советское наследие - мерзнуть часами и в дождь и в снег, показательно встречая президента/премьера/еще черт разбери кого? Но, главное, разве не противно им было брать в руки любую советскую книгу, в предисловии которой что зингшпиль Моцарта, что абсурд Кафки находил свое обоснование в классовой борьбе, в несостоятельности буржуазного строя и зверином оскале капитализма? Разве не попадались им в руки книги Платонова?
Это все глупые вопросы с очевидными ответами, которые не устают терзать, тем не менее. И теперь меня мучит ностальгия уже не по девятнадцатому веку, а по ангельским лицам с картин Ботичелли и барочным мягким гармониям в музыке. Да, раньше было лучше, и после будет лучше. Только лишь сейчас всё не то.
lizard_liza: (Слава Україні! Героям слава!)
В это смутное полувоенное время заниматься совсем не выходит. В квартете я бесполезна, но там по крайней мере есть еще 3 музыканта. На специальности не за кем спрятаться.
Хорошо, хоть слушать пока получается.

P.S. Интересно, как оно виолончелистам без шпиля-то? Как скрипачам без моста?
lizard_liza: (butterflies & hurricanes)
Завтра мне нужно писать слуховую по четырем операм Римского-Корсакова, а я третьи сутки не могу перестать слушать это, ну что за напасть
lizard_liza: (butterflies & hurricanes)
Сессия подходит к завершению, все сдано на 4-5, зато без стипендии (по упомянутым ранее причинам). Самым ужасным был сегодняшний экзамен по фортепиано - поскольку со своим преподавателем я отказалась поддерживать какие либо контакты, пришлось учиться самостоятельно. Осталась специальность. А вчера я пыталась не перепутать арии всяких разных герцогов, шутов, несчастных отцов и несчастных же девиц, сыгранные на пианино. В основном удалось. Ну и уж во всяком случае, благодаря Верди я окончательно перестала испытывать какое бы то ни было неприятие оперы (и вокальной музыки вообще).
lizard_liza: (butterflies & hurricanes)
Мне опять все стало некогда. И кто бы мог подумать, что в обитель диссонансов я прихожу в лучшем настроении чем на работу. А вот обещанный Карлов мост. Надеюсь тот, кому я его обещала, не будет сильно разочарован отсутствием снега - там была весна среди зимы, и это было очень кстати.
lizard_liza: (red)
А вообще зря я поступила на скрипача. Надо было на теоретика. Виртуозным исполнителем мне все равно не стать (элементарно для этого нужно заниматься каждый день, и не по сорок минут), а проучившись год, я поняла, что саммое ценное в моем музыкальном образовании - это умение разбираться в музыке, умение слушать, слышать, анализировать.
В общем, я во всем теоретик. Я даже баги в программах предпочиаю находить методом анализа кода и документации, когда можно подебажить и увидеть все много скорей, но это скучно.
Все утро слушаю джаз. Не знаю, что на меня нашло. Но оказывается это тоже хорошо.
lizard_liza: (Default)
Иногда, слушая скрипичные партиты или виолончельные сюиты Баха, мне эта музыка кажется невыносимо прекрасной. Вот именно физически непереносимой. После нее не хочется ничего. Или нет, хочется слишком многого. Хочется вечности. Хочется стать камнем в готическом соборе, фрагментом витража. Хочется быть неживой, потому что живым после такой музыки делать уже нечего, сказать нечего. А так можно было бы застыть навеки, внимать музыке, что будет звучать внутри, впитывать ее год за годом.

А ведь это всего лишь танец.
А еще погода сегодня хороша. Ехала через мост, и подумалось, что чего уж не отнять у этого города - так это бесконечного неба над Днепром, в облаках различных оттенков серого, рваных, громоздких и величественных. И это делает город не таким уж плохим.

P.S. сегодня сдала спец и ф-но. Оба на 9. Если что, это совсем не так уж плохо, даже скорее хорошо.
lizard_liza: (interrogative)
За последние несколько недель я наконец пришла к какому-то консенсусу со внутренним музыкальным критиком. Сошлись мы на том, что я учусь играть, чтоб уметь слушать.
Даже сложно объяснить насколько расширяются горизонты, сколько всего важного и нового можно услышать в казалось бы уже хорошо знакомом произведении. Взять хотя бы 41-ую симфонию Моцарта - разве я заметила бы пару лет назад, что четвертая часть там фугированная. Или французские революционные мотивы в 5-ой симфонии Бетховена. Конечно, все это можно прочесть литературе, но общаясь с другими студентами, замечаешь, что не все улавливают где есть что даже прослушав лекцию и произведение.
В общем для того, чтоб уметь слушать музыку, совсем нелишне ее уметь играть.
Да, я конечно, не Ойстрах, не Стерн и не Марков. Но, в конце концов, я ведь и не Лоренц, и даже не Билл Гейтс.
Придется с этим как-то жить дальше.
Как говорит моя преподавательница по гармонии, нужно уметь обучать любителей, профессионалов много не надо.
И может не стоило писать об этом до завтрашнего экзамена по скрипке, но среди преподавателей я слыву хорошим скрипачом (а среди скрипачей еще и не худшим пианистом). Пусть даже в локальных масштабах. Местечковый музыкант.
lizard_liza: (Слава Україні! Героям слава!)
Если бы на вопрос, чем для меня является музыка, мне пришлось отвечать в момент окончания музыкальной школы, лет в тринадцать, я, пожалуй, не нашлась бы что ответить. В лучшем случае я сказала бы, что музыка для меня все. Но все означает ничего. Ничего конкретного. Тогда я считала, что это непременно станет моей профессией, тогда мне просто нравилось играть на скрипке, мне просто нравилось слушать Листа и Паганини. По прошествии многих лет, получив образование, профессию, далекую от музыки, пронизанную алгоритмами и цифрами, сформулировать свое восприятие музыки стало много проще, но объяснить его много сложнее. Меня так часто спрашивали, зачем мне музыкальное образование, что на пятый-шестой раз я просто стала пожимать плечами, и отвечать, что это для меня важно, что внутри что-то замирает, когда слушаю чью-то игру. Мне казалось, что музыка, уж во всяком случае музыка Баха, приближает тебя к некоему сакральному знанию. Это нечто сродни готическим соборам, полотнам Дюрера и ван Эйка, драмам Шекспира и легендам о священном Граале.   Я не хочу сказать, что сейчас мне уже так не кажется, но любой анализ, а начиная заниматься музыкой, чем-угодно, неминуемо начинаешь анализировать, так вот любой анализ убивает магию. Частично, всецело, это ли важно. Приходит осознание того, что занятия музыкой, это не "для души". Это тяжелый и усердный труд, возможно даже более усердный, чем требуется в точных науках, уж во всяком случае поняв формулу/закон/алгоритм, это не требует от тебя ежедневных упражнений в нем же. Сейчас сложно сказать, что осталось от таинства, что является целью.
Мне виделась чудесная картина жизни музыканта - отыграв вечерний концерт под сводами готического собора тринадцатого века, возвращаться темными узкими улочками, к примеру, Праги, нет , единственно Праги, по мокрой брусчатке, безлюдной дорогой. Глупости, наверное. Нынче вообще все стало сложнее, но думать об этом, благо, нет времени. Нынче все больше хочется быть уличным музыкантом, но не просто так музыкантом, а очень хорошим, чтоб люди, прoходя мимо, могли услышать что-то действительно стоящее, что-то красивое, что могло бы их заставить почувствовать некую магию, соприкосновение с сакральным знанием. Глядишь, и мир стал бы чуточку лучше.
lizard_liza: (gothic angel)
Когда я долго не пишу о себе, не говорю о себе, не думаю о себе, мне видится в этом хороший знак, что я стала чуточку лучше, чуточку мудрее. Я вспоминаю, как рефлексировала пару лет назад, и кажется мне, будто нет во мне больше ни депрессивной девочки, ни злобного смеющегося карлика, ни безумного квазихудожника.  А может просто-напросто нет меня больше. Глупая мысль, банальная, но засела в голове. С каждым годом, кажется мне, я становлюсь циничнее и умнее. Позицию "умнее" я, пожалуй, не сдам. Но циничнее? Через сколько лет я дойду абсолюта при такой динамике? Приходится признать, что мне не чужды некие иллюзии касательно моей персоны. С каждым годом, с каждым происшествием, сколько-нибудь значимым, я все больше ощущаю себя механизмом, алгоритмом обработки окружающей действительностью с одним выходным параметром - истина/ложь. Нет меня. Но ведь ночные кошмары никуда не делись. Возможно они и есть я. В таком случае я определенно могу сказать, что стала лучше - меньше потока сознания, больше длинных меланхоличных кадров и кафкианских поисков чего-то. Я не стала хоть сколько-то лучше, играя на скрипке, я лишь стала лучше играть на скрипке. Либо я не приемлю себя, либо слишком боюсь, что не останется никого, кто бы любил меня. Я всегда недостаточно хороша для других. Я пожалуй недостаточно хороша, чтобы жить в Праге. Я даже не умею по-настоящему скучать, я умею занять себя до того, что мне некогда просто подумать, некогда посмотреть на облака. Это единственно выход для меня, я закрыла доступ к воспоминаниям, потому как стоит вспомнить о чем-то важном, как тут же накрывает словно куполом вселенской печали, ведь важного во многом уже нет и не будет. А что и может (могло бы) еще быть - так дни идут, и я привыкаю все больше жить и так.

Квази

Jan. 7th, 2012 09:56 pm
lizard_liza: (Praha (karlov most))
Мою мечту жить в музее могут понять казалось бы никогда не понимающие люди.
Приобщила друга к "Страстям по Матфею".
За окном ночь, старый одесский дом, мокрая брусчатка, редкие прохожие, я сижу на широком подоконнике, как несколько лет назад во Львове, только нет ни снега ни шума поездов, ни одиночества, разве только внутреннее.
Я все равно далека от согласия с миром и самой собой, но красивое вокруг служит лекарством, продлевающим жизнь то ли в моем личном мирке то ли в мире реальном. Одесса даже дала минимальную дозу неоготики, с которой почти возможно дожить до Праги.
Я пожалуй не стану покупать пока новую скрипку, та немногим лучше моей. Вообще от учебы устала очень, ну да ничего, продержаться до лета.
Бред это все, но только и другого нет.
lizard_liza: (angel on the bridge)
Последний, а может единственный год, когда состояние мое было как нельзя близко к состоянию счастья, случился пять лет назад. Тогда еще не случалось аварий, болезней и смертей. Мрачное детство покрылось достаточным слоем пыли в памяти, а серьезная взрослая жизнь в 21 еще не давила. Нельзя сказать, что давит сейчас, но между перспективой сделать уборку и провести часик в одиночестве на набережной неизменно выбираешь первое.
К ощущению отсутствия дома я настолько привыкла с детства, что оно никогда не угнетало, напротив, давало дополнительную степень свободы, ведь нет места, куда тебе нужно вернуться. Это не означает, что я не возвращалась (всего только несколько раз), но сам факт наличия возможности несказанно облегчал мне социальную адаптацию.
Промежуточное состояние, как это ни странно, давало поразительное ощущение покоя. тогда я еще была студентом радиофизиком и только мечтала стать программистом. Тогда я могла до утра рисовать безумные и безумно дурацкие картины. Оставаться то в одном доме то в другом, ни в одном не ощущая себя на своем месте, и некоторые, казалось бы близкие люди, упрекали меня в отчужденности, а я расстраивалась и плакала, как дурочка, пока никто не видит. В промежуточном состоянии я пребывала, перемещаясь из одного пункта назначения в другой: там со мной уже попрощались, а тут еще только ожидают. А все что между - всецело мое.
А каким счастьем было стоять в тупике на островского и выглядывать последний трамвай в 9.50. До него пачками проходили восемнадцатые и семнадцатые, уродливые квадратные девятнадцатые с катастрофически ярким светом внутри, а мягких контуров двухвагонные четверки выныривали из-под моста, слабо светя единственным фонарем во лбу и тусклыми фарами. Над ним грохотали поезда, где-то там за забором сидела огромная собака на цепи, а в высокой мрачной сталинке напротив светилось несколько незашторенных окон, и я, разглядывая люстры и потолки, пыталась представить себе вечернюю жизнь за мутными стеклами, как будто в старых сталинках непременно должны быть призраки прошлого, мрачные тени по углам, свистящие сквозняки, выцветшие торшеры и прочие атрибуты уютной обители.
Нынче я пишу правильный код, учусь правильно играть на скрипке и анализировать фуги. Нет места безумным и безумно дурацким рисункам, изредка есть место правильным эскизам. Это не делает меня несчастной. Это делает меня уставшей и измотанной. Мне хочется последних пустых трамваев, в которых было время подумать, побыть счастливой, несчастной, но относительно живой.
lizard_liza: (head)
Дважды в неделю я вижусь с Таней в кабинете струнников, радостно целую ее в щеку, спрашиваю как дела, шепотом, если не мое время и не ее, слушаю про уроки физики, истории и литературы, говорю что-то в меру мудрое или в меру рассеянное, опять целую, уже прощаясь, и слышу традиционное "спасибо тебе". Традиционно спрашиваю за что спасибо-то. За то, что разговариваю. Вот абсолютный максимум дружеского отношения ко мне от человека, с которым не связывают кровные узы. Я далека от мысли, что это и есть дружба. Это детская восторженность. Сокурсники не любят Кафку, не читают Верлена просто так, не дарят книг, когда им кажется, что эту книгу тебе непременно нужно прочесть. Да и вообще не дарят книг - это, оказывается, нынче редкость. А я, пускай почти не ощущаю десятилетней разницы, все равно не могу избавиться от мысли "какой прекрасный ребенок" (что уж говорить, для меня милый ребенок - любой, кто младше меня хотя бы на год).
Интересно, сколько человек из друзей приглашают меня на пьянки просто потому что я - это я, а не потому что я - это друг В. А впрочем нет, неинтересно.
В. говорит, я начинаю дружить, когда это становится неизбежностью. Может и так. Случается, я действительно понравлюсь кому-нибудь. Тогда я долго задаюсь вопросом почему, затем начинаю испытывать благодарность и пожалуй удвоенную за ее счет ответную симпатию, а потом долго удивляюсь - когда все успело закончиться, ведь я только успела привыкнуть.
Случается, это не заканчивается. Нельзя сказать, что это моя заслуга. А быть может именно моя. Ведь я-то знаю - тут главное сохранять дистанцию. Не говорить на сколько-нибудь важные темы. Не быть грустной, одинокой, лучше смешной уж. Если кто-то думает обо мне хорошо - не стоит сближаться и ненароком развеять это мнение. Главное не спугнуть. В крайнем случае сходить вместе на какое-нибудь действо ради действа, даже если оно не входит в круг твоих интересов, раз в год ведь можно и потерпеть.
Все хуже с мужчинами. Если дистанция сокращается. Ищешь только друга, но дружба непременно оборачивается чем-то запутанным и сложным. А когда сложное наконец становится простым, дружба остается либо омраченная, либо остывшая, затем друзья обзаводятся женами/детьми/семьями, и я, в очередной раз оставшись на пару недель одна в квартире, где по ночам слышен стук поездов на старом мосту, в очередной раз потеряв кого-то очень дорогого, безнадежно листаю телефонную книгу в поиске кого-нибудь, кому можно позвонить просто так. Можно молчать, можно плакать, можно сказать, что все плохо и не сказать почему. Хорошо, когда находится кто-то, с кем дистанция никогда не сокращалась, или хотя бы вернулась на прежнее место. Но даже в этом случае молчать в трубку кажется мне слишком глупым, чтоб набрать номер.
lizard_liza: (gothic angel)
со вчера я вполне себе официально студент первого курса муз. училища им. Глинки отделения струнных оркестровых инструменов по классу скрипки

впереди еще 3 с половиной дня полного одиночества и 4 ночи на пересмотр Гарри Поттера, Реконструкции, Амели, Соляриса, Шванкмайера и прочих
много мыслей о Несси, от которых некуда спрятаться
странно все в этом мире

Profile

lizard_liza: (Default)
lizard_liza

July 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios